skip to content

Сон

По холодному тротуару бежали прохожие. Они торопились домой. Там их ждали, там их любили... И только я стояла, прислонившись к ледяной стене, какого-то дома. Нет, это не мой дом, у меня нет больше дома... Меня никто не ждёт, не любит, не вспоминает про меня... Где-то мама накрывает стол к ужину, сестра торчит перед телеком, смеётся брат, но я стою одна в незнакомом районе, я замёрзла, устала и нет сил плакать... Зачем жить? Зачем топтать землю, если ты никому не нужен? Глупо... Зачем мучать себя и окружающих? Я медленно пошла. Волосы моментально промокли под проливным дождём, потекла тушь, оставляя чёрные дорожки на щеках... Ноги месили весеннюю грязь. Белые кроссовки моментально стали грязными и насквозь промокли. Я опустила голову. Ледяные капли больно били по лицу, по глазам... Ноги несли меня в неизвестность, из которой я уже не вернусь... Наконец я нашла старый заброшенный сарай. Я пролезла сквозь пролом в деревянной стене и уселась на куче старого хлама, пропахшего плесенью. Эти глаза... Тот парень... Почему мне так не везёт? Начиталась идиотских книг про любовь с первого взгляда, про вечное чувтво... Я закрыла глаза. Наверное, я могла переждать этот трудный период своей жизни, но нервы уже не выдержали... Я посмотрела на нож, зажатый в руке. Губы зашевелились: — Здравствуй, приятель. Ты — последний помощник и друг, — зашептала я в полудурмане. Нож лежал на ладони и был такой холодный... Что-то ударило в голову... я прижала нож к груди, словно маленького ребёнка. Что я могла сделать? Голова сильно болела... Я, наверное, ударилась обо что-то. Я засучила рукав на правой руке. Нож стал тёплым и только лезвие мерцало холодным светом. Рука не дрожала, я не боялась смерти. Напротив, она манила меня так, как никогда не манила жизнь. А что хорошего было в жизни? Фанатизм, безответная любовь и тупая встреча на улице? Рука сделала резкий взмах, кровь хлынула на куртку, джинсы, залила пол. Я откинулась на груду тряпок. Приятный туман заволок голову. Перед глазами задрожала мелкая сеточка. Забыв про все неприятности, я закрыла глаза. Захотелось спать... Больше ничто не мешало мне умереть... Последний вздох вырвался из груди, губы прошептали: "Я люблю тебя...!" и я уснула, уснула навсегда... Air Max 90 Ultra Moire